"Подвиг на все времена" к 100-летию Героя Советского Союза А.П. Маресьева, Е.Г. Ходжер

2016

Дальневосточный период жизни Алексея Петровича, а конкретнее четыре года его работы в г. Комсомольске-на-Амуре являются небольшим эпизодом в долгой и насыщенной жизни Большого человека. Но этот эпизод имеет решающее значение, ибо является истоком, преддверием к будущему подвигу, так именно на Дальнем Востоке были заложены, сформированы, раскрыты многие черты характера: упорство, сила воли, строгая дисциплина, умение преодолевать себя и беззаветно служить Родине, и была пройдена первая ступенька к исполнению Большой мечты – стать лётчиком.

В Государственном архиве Хабаровского края сохранились документы связанные с именем А.П. Маресьева.
Алексей Петрович Маресьев родился в городе Камышин, ныне Волгоградской области в семье рабочего. Отец, участник Первой мировой войны, рано умер, мать работала уборщицей и воспитывала троих сыновей. Алексей окончил 8 классов, затем школу ФЗУ, работал токарем на лесозаводе. С самого детства единственным большим увлечением мальчика было небо, он мечтал стать лётчиком. Но к сожалению, мечта не могла осуществится, так как он часто болел, в том числе и малярией, был ослабленным ребенком, сильно мучился от ревматических, суставных болей. Дважды подавал документы в летную школу, но не проходил медицинскую комиссию. 

Его юность совпала с эпохой индустриализации, созданием крупной, технически развитой промышленности, по всей стране возводились металлургические комбинаты, заводы тяжелого машиностроения, автомобильные, тракторные заводы, новые промышленные районы. В 1930 году правительство приняло решение об освоении Дальневосточного края и строительстве на левом берегу Амура индустриального центра. В 1932 году было начато строительство будущего города – Комсомольска-на-Амуре. 

В августе 1934 года по комсомольской путевке был направлен на строительство Комсомольска-на-Амуре и Алексей Маресьев. По воспоминаниям самого Маресьева ехать не хотел категорически, вплоть до исключения из комсомола, но уговорила мама, да и доктор на медицинской комиссии посоветовал сменить климат. 

Позже о своей работе в Комсомольске-на-Амуре Алексей Петрович вспоминал как о славном незабываемом времени. Напряженный труд на Амуре оказался для него и многих сотен молодых людей прекрасной школой физической закалки, выковал такие моральные качества, как мужество, упорство. Новый город рос очень быстро – молодые, активные и легкие на подъем парни валили лес, возводили бараки, а после – жилые кварталы, школы и спортивные сооружения. Алексея Маресьева как человека с техническим образованием направили работать мотористом на водный транспорт. На катере «Партизан» он исходил весь нижний Амур. 

Молодость брала свое, большинство строителей успевало не только ударно работать, но и учиться. Комсомольский задор, вера в светлое завтра заставляли людей совершать невозможное. Маресьев узнал, что группа комсомольцев собирается создать городской аэроклуб, желающих записалось 75 человек. Добровольцам пришлось самим корчевать тайгу, теперь уже для поля под аэродром, затем принимать участие в строительстве служебных помещений, в оборудовании учебных классов. Появился первый старенький, почти разбитый самолет. Большая часть из записавшихся отсеялась, и к финишу пришло только двенадцать человек. Среди них был Алексей Маресьев, мечта становилась явью! С первой попытки он смог пройти медкомиссию – на пользу здоровью пошли труд на открытом воздухе, дальневосточный климат и регулярное обтирание снегом. 

Известный летописец Комсомольска-на-Амуре, первостроитель города Ефим Васильевич Дороднов встречался с Алексеем Петровичем Маресьевым и записал в своих воспоминаниях, что первый самостоятельный полет Алексей совершил на пятилетие города, то есть в начале июня 1937 года. 30 июня 1937 года в городской газете «Сталинский Комсомольск» была опубликована маленькая заметка с фотографией А. Маресьева, в которой он рассказал, как учился в аэроклубе, совершил первые полеты и мечтает стать военным лётчиком. 
В государственном архиве Хабаровского края хранятся приказы краевой школы пилотов (Хабаровского аэроклуба) за 1931-1940 гг. и личные дела работников и курсантов, из которых можно узнать о сложной, интересной, насыщенной жизни первых учлетов (так называли курсантов) и их преподавателей. 

История создания школы, в состав которой входили все аэроклубы Дальнего Востока очень интересна и также заслуживает внимания.
Двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия – эпоха начала и становления авиации в нашей стране, эпоха рекордных перелетов, покорения высоты и скорости. Все мальчишки и многие девчонки грезили небом, самой заветной их мечтой была стать лётчиками, точно также, как в 1960-1970-е годы все хотели стать космонавтами. Небо же покорялось самым смелым, молодым и бесстрашным.

25 января 1931 года нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов, выступая на IX съезде ВЛКСМ предложил молодежи взять шефство над Воздушными силами. Комсомольцы с большим энтузиазмом откликнулись, и лозунг «Комсомолец – на самолёт!» стал девизом для молодежи тридцатых годов. 
Одними из первых поддержали инициативу дальневосточники. 2 февраля 1931 года редакция краевой газеты «Набат молодежи» выступила с инициативой собрать средства на постройку военного самолета, комсомольцы края поддержали и предложили назвать самолет именем газеты. 
А уже через месяц после съезда, 25 февраля 1931 года была сформирована Дальневосточная краевая школа гражданских пилотов. Официальное открытие школы состоялось 5 мая 1931 года. Краевая школа вошла в состав Дальневосточного краевого совета Осоавиахима, так сокращенно называлось Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству СССР. 

Слово «Осоавиахим» для современной молодежи ничего не говорит. А между прочим, в жизни советской молодежи нескольких поколений ХХ века он сыграл весьма значимую роль. Созданное в 1927 году и объединившее ранее существовавшие в стране добровольные оборонные организация трудящихся в единое добровольное общество, главной задачей Осоавиахима было укрепление оборонной мощи страны и подготовка резерва для Вооруженных сил СССР. Именно под эгидой Осоавиахима были разработаны и введены Всесоюзный физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне СССР» (ГТО), нагрудные знаки «Ворошиловский стрелок», «Ворошиловский всадник» и др. К апрелю 1938 г. в рядах организации находилось 7 млн. человек, а к осени 1939 г. – более 10 млн. человек. В кружках военных знаний молодежь овладевала стрелковым оружием, изучала ручную гранату, основы тактики. В кружках военно-технической направленности велось изучение артиллерийского, пулеметного вооружения, устройство танка, телеграфного аппарата, бронемашины, средств защиты от химического оружия. Успешно работали военно-морские клубы. 

Однако одной из важнейших задач Осоавиахима была широкая авиационная пропаганда. Стране нужен был свой воздушный флот и свои лётные кадры. Членами Осоавиахима были такие выдающиеся лётчики, как Валерий Чкалов, Михаил Громов, Валентина Гризодубова, Александр Покрышкин, Иван Кожедуб и многие-многие другие. Всего с 1930 по 1941 годы Осоавиахим дал путевку в небо 121 тысяче лётчиков, 27 тысячам планеристов и 122 тысячам парашютистов.
В начале 1930-х годов Дальневосточный краевой совет Осоавиахима имел свои отделения во всех территориях региона. В структуре действовали следующие подразделения: краевая школа снайперов, краевая школа ПВО (позже ПВХО), краевая школа пилотов, краевая планерная школа, краевая автошкола, военно-морские клубы в Хабаровске и Владивостоке, конно-спортивные клубы, комитеты служебного голубеводства, служебного собаководства и др.

Краевая школа пилотов располагалась в городе Хабаровске, первоначально она не имела ни помещения, ни преподавателей, ни учебников, ни материальной части. Первый набор состоял из 29 курсантов, закончили не все, в первом выпуске от 18 декабря 1931 года было 6 пилотов, 9 человек завершили обучение 3 марта 1932 года. Интересен для истории и тот факт, что одним из первых начальников школы была первая советская военная лётчица Кокорина Зинаида Петровна. Именно при ней были созданы аэроклубы в Уссурийске, Владивостоке, Благовещенске, а затем и в Комсомольске-на-Амуре. Позднее были открыты аэроклубы в Биробиджане, Петропавловске-Камчатском и на Сахалине.
Выпускников школы часто оставляли пилотами-инструкторами как в самой школе, так и в аэроклубах Дальнего Востока. Из первого выпуска инструктором был оставлен Шабалин Николай Семенович, остальные были откомандированы в г. Балашов. Из второго выпуска в краевой школе также остались работать инструкторами несколько человек, в том числе первая на Дальнем Востоке женщина-пилот Ольга Малышева. Воспитанник хабаровской школы пилотов Александр Васильевич Еремин стал пилотом-инструктором Комсомольского-на-Амуре аэроклуба. Именно он учил летному делу Алексея Петровича Маресьева.

В Хабаровской краевой школе пилотов были подготовлены сотни летчиков, многие из которых в годы Великой Отечественной войны показали примеры героизма, например, Нина Распопова за героизм и мужество удостоена звания Героя Советского Союза, ученик Ольги Малышевой Дмитрий Семенчук повторил подвиг Гастелло. 

В 1934 году школа пилотов стала аэроклубом, позже авиатехклубом, затем – авиаспортклубом, но все годы ее главной задачей было обучение молодежи летному делу. Система набора курсантов в летные школы Осоавиахима предусматривала прохождение будущими курсантами двух приемных комиссий – мандатной и медицинской. Первая должна была гарантировать соответствие кандидата по образовательному, возрастному цензу, морально-волевым и политическим критериям, вторая – медицинские требования к будущему лётчику. И самым важным было заключение медицинской комиссии, потому что организм лётчика во время полета испытывает значительные перегрузки, поэтому состояние здоровья должно было быть значительно превышающим среднестатистические показатели.

К сожалению, в книге приказов аэроклуба не сохранились приказы об окончании школы пилотов группой Маресьева. Но с личными делами учлетов Комсомольского аэроклуба из группы А.П. Маресьева можно ознакомиться. 

Личное дело курсанта А.П. Маресьева в фондах архива было обнаружено в начале 1962 г., а уже в декабре, в газете «Молодой дальневосточник», об этой находке напечатана статья директора архива Д.С. Цыбыктаровой «Юность героя».

Как и любое личное дело оно начинается с собственноручно написанного заявления от 7 августа 1935 г. о приеме в аэроклуб. А.П. Маресьев просит зачислить его в число слушателей летной школы при аэроклубе, «так как у меня большое желание изучить самолет и его вождение в воздухе». К заявлению приложена характеристика, подписанная начальником водного транспорта, в которой Алексей Маресьева охарактеризован только с самой лучшей стороны. «К работе относится честно и аккуратно, замечаний и взысканий не имеет, имеет поощрения и благодарности за образцовую работу, является лучшим стахановцем, принимает активное участие в общественной, комсомольской работе», – подтверждают комсомольские и партийные руководители, ведомства в котором работал будущий лётчик. Этот документ – еще одно свидетельство тому, что обучение лётному делу доверялось только лучшим из лучших. Санитарно-статистическая карта на кандидата к поступлению в летные школы ВВС РККА от 16 ноября 1936 года, подтверждает, что Маресьев «к летно-подъемной службе годен».

Главный документ в деле – это результаты испытания по внелетной и летной подготовке на кандидата в пилоты запаса ВС Маресьева Алексея Петровича от 11 августа 1937 года. Испытания были сданы хорошо, оценка техники полета за весь период обучения – на «отлично», члены комиссии дали общее заключение: «званию пилота запаса соответствует» и отметили высокую дисциплинированность курсанта Маресьева, у которого за время обучения не было ни одного взыскания, а имелись только одни поощрения. Нельзя не упомянуть еще один важный момент – обучение в аэроклубе шло без отрыва от работы, то есть в свободное время.

В том же году Алексей был призван в армию, служил в пограничных войсках на Северном Сахалине, затем был направлен в Читинскую школу военных пилотов, в 1939 году курсантов перевели в Крым, в знаменитое Батайское авиационное училище им. А.К. Серова. Училище он окончил в 1940 году, получив звание младшего лейтенанта, и оставлен работать в нем инструктором. 

Началась Великая Отечественная война, суровое испытание для всего советского народа. И сотни учеников летных училищ, аэроклубов, курсов поднялись в небо защищать Родину.

В августе 1941 года Алексей Маресьев был направлен на Юго-Западный фронт, первый боевой вылет совершил 23 августа 1941 года на Украине в районе Кривого Рога. К марту 1942 г., когда его перебросили на Северо-Западный фронт, биография лейтенанта уже насчитывала четыре сбитых вражеских самолета.

4 апреля 1942 года в районе так называемого «Демянского котла» (Новгородская область), в ходе боевой операции по прикрытию бомбардировщиков, его самолёт был подбит и упал в лес в тылу врага, а сам Алексей был тяжело ранен. 18 суток раненный в ноги лётчик пробирался к линии фронта. Тяжело раненного летчика нашли ребятами из деревни Плав Валдайского района. Больше недели колхозники ухаживали за раненным, но была необходима срочная медицинская помощь, а в селе не было врача. В первых числах мая вблизи деревни приземлился самолёт, пилотируемый А.Н. Дехтяренко, и Маресьев был отправлен в Москву, в госпиталь. Врачи вынуждены были ампутировать ему обе ноги в области голени.

Больше года Алексей Маресьев проходил сначала лечение, затем реабилитацию в санаториях, учась заново ходить... на протезах. Зажившие культи ног саднили и кровоточили, каждый шаг доставлял невыносимую боль, но Алексей упорно продолжал тренироваться, готовясь управлять самолетом с протезами вместо ног. 

Первые тренировки начались еще в госпитале, Алексей Петрович хотел не просто жить полноценной жизнью, но и вернуться к любимому делу – летать. Молодой, крепкий духом человек поначалу был сильно подавлен, но железная воля и желание не быть в тяжелейшее время для страны обузой, оставаться в строю, бить ненавистного врага, не давали свыкнуться с мыслью об инвалидности и отказе от военной службы. Алексей Маресьев чувствовал в себе огромные нерастраченные силы, он страстно любил небо. Несгибаемая сила воли и упорство помогли молодому лётчику преодолеть невероятные трудности и препоны при прохождении медицинских комиссий. Старший лейтенант смог убедить не только себя в том, что он может летать и воевать, но и врачей.

Тренировки продолжались и в санатории, куда он был направлен в сентябре 1942 года. В начале 1943 года он прошёл медкомиссию и был направлен в лётную школу, которая находилась в п. Ибреси Чувашской АССР, там проходили обучение летчики после госпиталей. В феврале 1943 года совершил первый после ранения пробный вылет. Сумел добиться отправки на фронт и в июне 1943 года прибыл в истребительный авиационный полк. Командир полка не отпускал Алексея на боевые задания, так как обстановка в небе накануне Курской битвы была крайне напряжённой. Маресьева выпускали только встречать и охранять садившиеся после боевых вылетов самолеты. Ему посочувствовал командир эскадрильи А.М. Числов и взял с собой в пару на боевой вылет. После нескольких удачных вылетов в паре с Числовым доверие к Маресьеву возросло. 

В июле 1943 года в одном из боев с превосходящими силами противника А.П. Маресьев сбил три вражеских самолета и спас жизнь двум летчикам-однополчанам. За этот подвиг ему было присвоено звания Героя Советского Союза. Командир полка Н. Иванов писал, что «Алексей Маресьев, не жалея себя, своей крови и жизни сражался против неприятеля, добиваясь отличных результатов в бою, несмотря на физический недостаток». На Курской дуге Алексей Маресьев доказал свое право на звание одного из лучших советских лётчиков-истребителей.

Всего за годы войны он совершил 86 боевых вылетов и сбил 11 вражеских самолётов, при этом 7 самолётов после ранения.

Слава об удивительном лётчике разнеслась по всему фронту, в часть зачастили корреспонденты, среди них был и военный корреспондент газеты «Правда», писатель Борис Полевой, который после войны написал знаменитую «Повесть о настоящем человеке», изменив в фамилии героя одну букву – с Маресьева на Мересьева. Книга издавалась только в Советском Союзе более ста раз на русском языке и языках народов СССР, была переведена почти на все языки мира, позже по ней был снят художественный фильм, а в Большом театре была поставлена одноименная опера. Повесть стала учебником мужества для многих поколений советских людей.

Герой Советского Союза А.П. Маресьев и после войны активно работал и занимался общественной работой. В 1946 г. майор Маресьев уволился из армии. В 1952 г. окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1956 году – аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС. Защитил кандидатскую диссертацию по истории, написал несколько книг воспоминаний, самая известная из них – «На Курской дуге», в которую вошли воспоминания многих ветеранов, с которыми Маресьев дружил, о ком заботился. Многие годы проработал в Советском комитете ветеранов войны. Был кавалером отечественных и зарубежных военных наград, почетным гражданином нескольких российских городов, вице-президентом Международной федерации борцов Сопротивления, членом Комитета ветеранов войны, президентом фонда «Инвалиды Великой Отечественной войны». Умер легендарный летчик 18 мая 2001 года.

Комсомольчане свято чтут память о своих знаменитых первостроителях, с 1977 года А.П. Маресьев является почетным гражданином города. 5 мая 2005 года в сквере у кинотеатра «Факел» был торжественно открыт памятник – бюст Героя Советского Союза А.П. Маресьева. 
В государственном архиве Хабаровского края, в документах Комсомольского-на-Амуре горкома КПСС сохранилось письмо с автографами строителей города, направленное И.В. Сталину в связи с пятилетием города, среди которых личная подпись моториста, стахановца, члена ВЛКСМ А.П. Маресьева. 

«В памяти навсегда осталось то героическое время, когда строился молодой город на Амуре, ставший символом героизма и трудового энтузиазма», – сказал прославленный летчик в ответ на приглашение жителей города Юности на празднование 50-летия. Это героическое время и для Алексея Маресьева стало рождением его настоящего подвига.


Статьи